Внезапное и бесследное исчезновение носителей древней цивилизации, дало повод ученым к самым разнообразным размышлениям. И рассуждений таких, чтобы можно было спрятать концы в воду. Наиболее вероятное, на котором уже остановились, это мнимое существование материка Пацифида, на котором зародилась, выросла и распространилась высокоразвитая цивилизация, а потом погибла вместе с ним, потому что он, утопившись, потянул со всего мира все следы развития. Красиво же. Концы в воду и попробуй отыскать их.

Если пишут, что острова с таинственными руинами - это остатки затонувшего государства, то сказать можно увереннее - это остатки разорванной, катастрофически разрушенной страны. Об этом никакие, даже описания, если бы остались, лучше не рассказали бы, как рассказывает сама планета - свидетель не одних таких и подобных действий с разумными существами.

Геологи ответят на загадку Понапе Геологи вправе отрицать и опровергать возможность погружения уже не будем говорить суши, а континента, но вправе ли они обосновывать свое отрицание?

Сушу уже выявлено погруженной на глубину 1,8 км, но это еще не значит целый материк. И в том погруженном клочке суши отнюдь не могла пройти свой путь развития древняя цивилизация, чтобы потом распространиться по всей планете.

Исследователи надеются на то, что какие-то дополнительные данные, которые смогут облегчить решение проблемы происхождения полинезийцев и их культуры. Вряд ли что-то более значимое приплывет в науку, чем то, что уже есть в настоящее время. Прибытие все нового и нового только усложнит ситуацию, потому что с запасом существующих достижений трудно разобраться. Достаточно осмыслить приобретенное, а то, что появится новым, то может служить только подтверждением осмысленного.

В решении проблемного вопроса о происхождении культур глупо будет предусматривать и надеяться на какой-то один выходной корешок, как на кончик ниточки от клубочка. Сплетение корешков и нитей здесь достаточно сложное и спрятано глубоко в самых чертах в сочетании с философским понятием едино-материальности мира в его вечно новой и подвижной материи.

Не стоит надеяться на то, что произойдет какой-то научный прорыв при подтверждении снимками подводных руин или поднятия на поверхность доступных артефактов. Скорее всего, заблаговременная надежда на что-то немыслимо значимое подобна современному состояния в науке. Считали раньше, если человек высадится на поверхность Луны, принесет разгадку всех тайн природы. На самом деле, вместо прояснений занавес тумана еще более гуще, еще больше загадок в дополнение существующим. Так оно и будет с находками, поднятыми со дна Тихого океана. То, что там находится спрятанным от человека современной цивилизации, имеет себе равноценных прототипов и на поверхности суши в наиболее доступных местах - прямо-таки в руках. И то, и другое одного и того же содержания, потому что одного и того же происхождения древней цивилизации. Ценность будет заключаться только в обогащении фактического материала, как разновидности основного уже признанного.

Однако тоже не стоит потакать пессимистическим настроениям, потому что кто его знает, а может и действительно удастся найти такие вещи, которые еще более яснее говорят или скажут о давно прошлое цивилизации, чем каменный рисунок? При катастрофическом положении все могло быть, на что даже не рассчитывали и высокие умы древней цивилизации. И чем мы можем быть уверенными, что они не оставили на суше вещественных доказательств еще большей важности нежели те, которые сохранились в настоящее время. Но время, течение времени могла смыть бесследно. Ведь планета Земля не планета Луна, где никто ничего не тронет кроме Космоса. Прошли века долгие-долгие и сопровождали их поколения от существ разумных. Так что на поверхности суши, доступном дневному свету, вряд ли на много можно надеяться. Другое дело в вечном тайнике - в воде или под толщей наслоений. Но как в одну, так и в другую среду очень трудно проникнуть метко и целенаправленно, кроме случайностей.

Относительно выявленных накоплений камня в прибрежной зоне вблизи Кальяло, порта перуанской столицы Лимы то можно сказать тоже самое, что касается островов и упомянутой полосы материка. Если бы такое сообщение относилось, скажем, например, не западного, а восточного побережья Америки, пришлось бы отыскивать другой путь объяснения. Само понятие о горном поясе уже дает понять суть дела, а тем более в сочетании с уже известным фактическим материалом.

С появлением тех или иных доказательных материалов, поднимается вопрос принятия или не принятия некоторых исторических гипотез. Имеется в виду, мог ли существовать большой архипелаг островов с тем, чтобы его погружение не могло быть замеченным геологами или океанологами?

Прежде чем задавать вопросы, возможно ли погружение архипелага, следует осмыслить его природу и его происхождение без отрыва от понятия о геологическом развитие планеты на разных стадиях ее существования.

Привычка есть привычкой. Она и полезная, она и вредна, если не идет в ногу со временем. А время, как уже известно никогда на месте не стоит и ни перед чем не останавливается. А раз время непрерывно идет (имеем в виду в данном случае - планету), то оно и делает определенный свой отпечаток - запись истории своего хода. Так, спрашивается, привычка может быть приковано к недвижимому камню?

Изменения, которые происходят с основным фундаментом наземных надстроек, всегда могут быть замечены. Но и здесь есть свое «но». Но как осмысливаются замечены изменения - дело решающее. Примером замеченных изменений может быть неодинаковость уровня некоторых гайотов. Простая логика доказывает, что гайоты должны быть на одинаковом уровне в соответствующей их группировке. И если один из них ниже - значит, он осел, потому что «прогнулось» дно океана. Но природа самих гайотов так и остается загадкой. К этому можно было бы приравнять и острова архипелага или даже весь архипелаг, и опять же в то самое упирается. Поэтому решение такого вопроса прежде всего зависит от осмысления сути бытия вещей и умение строить, то есть воспроизводить механизм действия в движении синхронно с подвижной жизнью самой планеты.

Как бы ни было, и циклопические руины на о. Понапе и многих других островов в бассейне Тихого океана - это реальность, требующая исторического объяснения. И историческое объяснение, как такое может быть заключительным словом ко всем предыдущим объяснениям неисторического характера человечества, а исторических формаций самого материального мира, как неорганики от которой зависит и на основе которой существует органика в ее самой организованной форме.

 Перевод с Венеція Тихого океану - відповідь на загадку о. Понапе дадуть геологи