Если бы в действительности рисунок в пещере ущелья Тассили был плодом фантазии, то пещерный художник не оставлял бы незавершенным рисунок и, наверное, дорисовал бы руки и ноги. Но так как при встрече с чудовищем из-под одежды которого блистали такие же человеческие глаза, то все внимание художника было обращено только на них. А о верности такого вывода говорит сам рисунок с деталями в верхней части фигуры.

На то, что на первый взгляд ему показалось привычным (руки, ноги), он мало даже обратить внимание, как на необходимое ему для отображения. Дорисовывать согласно своим представлениям, какими должны быть ноги или руки, придумывать о них он вовсе не осмеливался. Он отразил то, что в действительности запечатлелось в его зрительной памяти. А тут еще хотят приписать ему собственное его творчество.

Великий бог с Джаббарена - это космонавт в скафандре

Теперь обратим внимание на нижнюю часть туловища. Линии здесь не равны, а дугообразные, симметрично размещенные одна относительно другой. Это показывает, как бы вздутость скафандра. Может ли это считаться случайностью зарисовки? Нет. Художник очень хорошо заметил вздутость. Не то ли же говорят линии, создающие контуры плеч и рук? Да, тоже самое.

Пещерный художник был очень наблюдательным человеком с хорошо развитой зрительной памятью. Сказанное подтверждается характером самого рисунке. Но возникает вопрос, почему космонавта скафандр выглядел довольно необычно и странно на поверхности планеты. Ведь это не в космическом вакууме.

Космонавт, попавшийся на глаза пещерном художнику, только что прибыл на нашу планету - Землю. Его любопытство было настолько большим, что ему даже некогда было раздеваться и освобождаться от одежды, что его сковывала. Его интересовало все новое, необычное, интересное и тому подобное.

Он испытывал чувство радости достижения цели точно так же, если бы и наш космонавт, прибывший на другую планету. Чувствуя невесомость своего тела, необычную физическую силу в легком преодолении препятствий и расстояний, он осмелился приблизиться к новому еще невиданному и незнакомому человеку с другого мира. Как это все ему казалось, мы можем это только мечтать, представлять и фантазировать.

Безусловно, знакомясь с такими мыслями, наш современник может поражаться такой смелой фантазии, а то и просто назвать фантазером.

Ну и что же? Возможно. Без этого настоящему исследователю-мыслителю не обойтись. И нет выше удовольствия умственного напряжения, когда фантазии превращаются в реальность или отражают действительность в загадочном материальном мире.

Необычным казалось, что космонавт не смог как следует задрать голову вверх стоя перед великаном, необычной кажется и вздутость его скафандра. Попробуем рассмотреть эти необычности и их причины.

В самом начале исследования рассматривался вопрос о необычно высокой физической силу пигмеев и о естественных причинах, порождающих такие качества человеческого организма.

Вопрос к знатокам, тождественна ли атмосфера той планеты, с которой прибыл космонавт, с земной? Безусловно, не одинакова. Где большая сила гравитации, там и больше атмосферное давление. А само атмосферное давление зависит от силы притяжения частиц воздуха к центру планеты и от силы удержания воздушной оболочки вообще. Планета, обладает большей силой гравитации, обладает и большей мощностью воздушной оболочки.

Уже практически проверено, насколько отображается на организме резкий перепад атмосферного давления со сниженного в повышенное или наоборот. Человеческий организм очень быстро приспосабливается к внешнему давлению. И все же для этого необходимо соответствующее время. Об этом убедительно свидетельствуют кессонные работы и глубоководников вообще.

Инопланетянин, попадая в атмосферу с пониженным давлением в сравнение со своей должен выдержать определенный режим времени, чтобы организм хоть немного привык и не ощущал так чувственно изменений. Сколько времени понадобилось ему находиться в своем скафандре на режиме, когда все время снижалось давление, трудно сказать, и это не имеет существенного значения. Видимо, не очень долго.

Спрашивается, можно было бы удержать землянина на какой-то новой планете в карантине каких-либо 5 или 6 дней, когда вокруг царит невиданная еще, да и еще кипящая жизнь планеты? Маловероятно.

Пожалуй, только одно жадное любопытство взяло бы верх над всеми строгими уставами и правилами.

Так вот, приспосабливая свой организм к пониженному земного атмосферного давления инопланетянин (а возможно он был руководящего ранга, на которого не действует устав) отправился в экскурсионное турне. Избыток внутреннего давления удерживал скафандр в напряженном состоянии, что и подмечено пещерным художником.

Планета наша очень велика. И предполагать, что космонавт прибыл откуда-то издалека, вероятно, нет смысла. Ведь тот космонавт мог рисковать, так же само, что и землянин чтобы не заблудиться на неизвестных пространствах.

А если космический корабль инопланетянина совершил посадку где-то рядом места пребывания пещерного художника, то не мог ли художник видеть этой ужасной птицы? Конечно, если бы древний художник смог рассмотреть так внимательно летательный аппарат, как самого космонавта, бесспорно, он зарисовал бы и его.

Возможно так и есть, потому что же означают слова французских исследователей: "Но среди привычных древних рисунков участники экспедиции находили и такие изображения, которые ставили в тупик. Эти картины изображали каких-то странных чудовищ".

То, что увидишь глазами, никогда не передается словами. Человеческий глаз часто может быть и вообще бывает чистым фотоаппаратом, если им не управляет мнение. На одну и ту же вещь одновременно может смотреть сотни пар глаз. А все эти пары глаз руководствуются одинаковой мнением? Совсем нет. Каждый смотрит по-своему, по-своему думает о вещи, по-своему оценивает и в конечном итоге каждый по-своему делает выводы. И чем больше загадочная вещь, тем больше шансов на разнообразие мнений, оценок и выводов.

Человеческому мышлению, (скажем откровенно) присуща недоброжелательное качество: чем в большей степени вещь непонятнее, тем она становится отвратительней. Первое знакомство с ней вызывает привлекательность, и в конце концов ее неподатливость нашему желанию вызывает реакцию асимпатии и отчужденности, как чего-то ненужного.

По характеру изображения странных чудовищ имея в виду хоть чуток приоткрытое направление исследования все же можно было бы о чем-то судить, глядя глазами художника древности с его представлениями, руководствуясь своими знаниями и представлениями.

Пещерный человек не могла иметь понятие о машине. Ему присущ животный мир, с которым он хорошо знаком. Но если издалека ему удалось увидеть какие-то чудовища, которые произвели потрясающее впечатление, да и еще до того значений страх, то уже можно представить себе о возбужденном состоянии его интеллекта. А в таком состоянии и могла появиться у художника творческая фантазия. Но все же в каком направлении? В том же представлении о животном мире.

Мало чего не бывает с человеком в жизни. Она могла неоднократно перенести запугивания зверей или еще чего-то сногсшибательного. И вот очередное впечатление непонятности могло восстановить перед ее глазами давно минувшую ужасную картину пережитого. А все это очень заметно отражается на работе целенаправленного направлении. И картина в действительности может напоминать фантастические чудовища из животного мира. А что если в этих чудовищах есть элементы птиц или бабочек, или вообще жителей воздуха? То не приближает ли нас к истинной разгадке замысла художника?

Но так рассуждать в холостую - это все равно, что искать какую-то вещь в неизвестном направлении с завязанными глазами.

В предыдущих разделах данного исследования, как-то замалчивалось о пришельцах из других миров, подводилось различными путями мнение к само-пониманию. Но здесь пришлось говорить более откровенно, уже некуда деваться. Выкручиваться от прямоты и ясности фактов стало уже невозможно.

Пещерный рисунок, названный французами "Великий бог с Джаббарена", является наиболее оригинальным из подобных тематических примеров. Главное, что автор этого рисунка был живым свидетелем тех событий, и знакомился с пришельцем на достаточно близком расстоянии. Но как он себя чувствовал перед знакомством: вольно или припертым к стене в объятиях страха угадать невозможно.

Для полного представления о событиях, тогда состоявшихся, нужны еще некоторые археологические уточнения.

Место находки рисунка космонавта известно. Но заметны ли какие-нибудь следы в том месте постоянного пребывания пигмеев. Заметны ли там следы мегалитических сооружений типа каменных строений, менгиров, кромлехов или дольменов?

Более подробно желательно остановиться на континенте Африка вообще и на последствиях пребывания там пигмеев. Но это позже, так как это отдельный вопрос уже после некоторых обобщений и выводов по рассмотренным вопросам.

Чем можно считать пещерный рисунок космонавта наиболее оригинальным, уже частично сказано.

Существуют такие же загадочные рисунки и в других местах нашей планеты.

 

Переведено с Пігмеї – малюнок з печери в Тассілі не плід фантазії