Черносотенное, а более правильно - монархическое консервативное движение, возникшее и распространившееся в начале XX в., был неотъемлемой частью политических процессов, происходивших в Российской империи. Вообще монархические движения возникали там, где появлялась опасность существующему строю, происходило революционное разрушение монархий. В такие периоды всегда активизировались круги, которые выступали за сохранение старого режима, или его реставрацию.

Уже в конце XVIII - начале XIX в. возникли и получили организационных форм монархические движения, возникшие как реакция на французскую революцию. Эти процессы получили нового подъема во время европейских революций середины XIX в. Так что и в истории самодержавной России начала XX в. черносотенное движение не было специфическим явлением полуазиатского государства, а происходило в контексте европейских общественно-политических процессов. Однако политический маятник царской России шатался между крайностями революции и реакции.

Так, революционному движению были присущи крайние, радикальные способы действий, которые оказывались в терроризме эсеров и анархистов, бланкизм большевиков и тому подобное. Так же и монархическое движение был неспособно осуществить эволюцию к европейскому консерватизму конституционного направления, а вырождалось в политическую реакцию.

Сами же монархисты считали свое движение единственным настоящим народным, что в отличие от искусственно принесенных в почву крамольных революционных доктрин, имеет исторические корни. Даже название «черная сотня» была заимствована из истории XVII в., когда нижегородская «черная сотня», сплотившись вокруг Кузьмы Минина, спасла престол и Россию.

Вот почему, вспомнив этот факт, в октябре 1905 г. монархисты во главе с доктором А. И. Дубровиным назвали себя черносотенцами. Впоследствии под этим названием понимали различные монархические организации, действовавшие в империи, а также боевые дружины монархистов. Чтобы представить развитие черносотенного движения на украинских землях, входивших в состав Российской империи, следует обратиться к истории монархических организаций. Еще в октябре 1900 в Петербурге возникла дворянская организация, которая получила название «Русское собрание». Хотя в уставе говорилось о ее сугубо культурные задачи, организация ставила целью внедрения принципов «самодержавия, православия, народности». Позже эти принципы будут положены в программы многих монархических организаций.

Первая местная организация «Русского собрания» на Украине возникла в 1903 г. в Харькове. Также соответствующие отделы были созданы в Киеве и Одессе, где выдавались и печатные органы «Русского собрания» - «Русская речь» и «Русский листок». На эти местные организации возлагалась задача охраны основ российского самодержавия, русской культуры, языка в «национальных окраинах». В уставе Киевского отдела «Русского собрания», например, отмечалось, что организация ставит целью «охрану чистоты и правильности русского языка, изучение явлений русской жизни в ее теперешней и прошлом, особенно - Киевской и Юго-Западной Руси». Элитарность «Русского собрания» обусловила его незначительное влияние. Но эта организация дала толчок к созданию массовых монархических партий.

Осенью 1905 г., а именно после издания известного манифеста 17 октября, начался период активного роста монархических организаций. Этому способствовали несколько обстоятельств. Во-первых, развитие революционных движений, действия которых имели преимущественно разрушающее направление, порождали среди определенных слоев общества потребность в сохранении традиционных государственных институтов, прежде всего - монархии, в которой они видели залог социальной стабильности. Во-вторых, ослабление самодержавия и расстройство государственной машины привели к тому, что она уже не могла наедине противостоять революционному движению. Правительственные круги испытывали потребность в организации правых сил. И главное, кризис системы сопровождалась ростом национальных движений, что ставило под угрозу само существование империи. Таким образом, великодержавный шовинизм становился одним из объединяющих идей некоторых слоев российского общества.

Основной монархической организацией стал «Союз русского народа» (далее - СРН), который возник 8 ноября 1905 г. Во главе организации стояла Главный совет под руководством доктора Дубровина и его заместителей: бессарабского помещика В. М. Пуришкевича и инженера А. И. Тришатного. Местные организации - отделы, которых было создано около 600, копировали структуру Центрального совета. В целом «Союз русского народа» насчитывал около 400 тыс. членов. И хотя к этим данным следует подходить критически, поскольку очень часто в состав организаций просто записывали обычных участников митингов, демонстраций, молебнов, все же можно сделать вывод, что «Союз русского народа» был многочисленной организацией.

В Украине отделы СРН были образованы в Волынской, Екатеринославской, Киевской, Подольской, Таврической, Херсонской и Черниговской губерниях. Начав активную деятельность в 1905-1907 гг., черносотенные организации достаточно быстро росли. Так, в Екатеринославской губернии действовало 13 отделов СРН, общим количеством 17386 членов. Сравним с данными партии кадетов и РСДРП: 3 и 435; 26 и 6515. В Киевской губернии насчитывалось 50 отделов СРН, в состав которых входило 8433 членов. Всего отделы в Украине объединяли свыше 190 тыс. членов - почти половину общего количества «Союза русского народа». Украина стала одним из оплотов черносотенного движения самодержавной России. К сожалению, великодержавная шовинистическая пропаганда, антисемитизм имел свой успех среди российского и русифицированного украинского населения губерний, большинство из которых находилась в «черте еврейской оседлости».

В зарегистрированном 7 августа 1906 уставе СРН провозглашалось, что его членами могут быть «только природные русские люди», при этом отмечалось, что «Союз» не делает различия между великороссами, белороссами и малороссами». Как правило, отделы СРН возглавляли дворяне, помещики, монархически настроенные представители буржуазии, интеллигенции. Социальный состав рядовых членов был довольно пестрым: мелкая буржуазия, торговцы, духовенство, крестьянство, реже - рабочие. Так, киевский отдел возглавляли профессор М. Мищенко и домовладелец Ф. Постный, одесский - граф А. Коновницын, киевскую «Партию националистов» - журналист В. Шульгин и сахарозаводчик В. Бобринский. Центральными печатными органами СРН были «Русское Знамя» (1905-1907 гг.) и «Вестник Союза русского народа» (1908-1917 гг.). Основные идеологические основы СРН позаимствовал из программы «Русского собрания», а именно: незыблемость самодержавия, господства православной религии, государственности русской народности.

В первом программном документе - «Основоположениях», опубликованном в конце января 1906, провозглашался общественный идеал монархистов - «соборная, самодержавная» Русь допетровских времен. Окончательный вид программа «Союза русского народа» приобрела в документе под названием «Русскому народу», который был принят и Всероссийским съездом уполномоченных отделов партии 2 сентября 1906 г. В программе содержались положения о неделимости Российской империи, отрицалось создания национальных автономий, проповедовался откровенный антисемитизм. Отмечалось, что одна из целей «Союза» - выселение евреев за пределы России, для чего выдвигались требования ограничить их гражданские права, лишить возможности занимать государственные должности, заниматься торговлей, предпринимательством. Аграрная программа «Союза русского народа» предусматривала продажу земли крестьянам в частную собственность, упрощение выхода из общин. Рабочий вопрос в программе почти не разрабатывался. Говорилось лишь о возможности сокращения рабочего дня, государственное страхование, создание артелей и товариществ. Российская буржуазия призывалась к борьбе с еврейским и иностранным капиталом в России. Программы других ведущих монархических партий - «Русского народного союза имени Михаила Архангела» (образовался в ноябре 1907) и «Русской монархической партии» (апрель 1905) в основном повторяли положения программ «Союза русского народа».

Даже поверхностные взгляд на программу черносотенцев свидетельствует об их стремлении отразить потребности слишком широких социальных слоев, что вообще невозможно. В определенной степени программа просто приспосабливалась к социальному составу уже функционирующих организаций. «Союз русского народа» стал объединяющим центром черносотенцев. Однако, усилия по координации деятельности различных организаций на этом не прекратились. Для объединения действий пытались приспособить монархические съезды.

Попытка такого объединения было сделано в октябре 1906 на Всероссийском съезде «русских людей» в Киеве, который как и Одесса становился одним из центров черносотенцев. На киевском съезде были представлены монархические союзы и партии из 10 губерний. Среди делегатов съезда были такие выдающиеся черносотенцы, как князь Шаховской, князь Волконский, А. И. Дубровин, В. А. Грингмут, протоирей Иоанн Восторгов, В. М. Пуришкевич. После "молебна и трехкратного пение гимна выбрали председательствующего - лидера киевской организации «Русской монархической партии» Б. Юзефовича. Выступая в поддержку кандидатуры Юзефовича, председатель московской организации «Русской монархической партии» редактор «Московских ведомостей» Грингмут отметил: «...на долю Киева приходится выдающееся задачи в деле охраны монархического принципа. Не случайно наша партия, после Москвы, нашла именно в Киеве прочную основу и расцвела под мудрым руководством Б. Юзефовича».

В повестке дня первым рассматривался вопрос об отношении к выборам в Государственную Думу. В. Грингмут, поддержанный самыми рьяными монархистами, выступил за бойкот Думы. На других позициях стоял В. Пуришкевич, который доказывал, что именно участием в выборах монархисты заявят о себе как о весомой политической силе. Также он настаивал на создании отдельной избирательной курии для евреев. Выступление Пуришкевича был слишком «либеральным» на этом собрании реакционеров высшего качества. Послышались голоса, нельзя уступать принципу «Россия для русских», а евреи не имеют права участвовать в выборах. Ораторы напоминали, что все народы империи пришли под власть самодержца «всея Руси» со своими землями, а евреи таких земель не имеют, поэтому будет справедливо не предоставлять им избирательных прав. Вообще, на киевском съезде уже наметились контуры противоречий, что в дальнейшем обострялись и привели к расколу самого «Союза русского народа» и образования Пуришкевичем в ноябре 1907 «Русского народного союза имени Михаила Архангела». Время показало, что Пуришкевич был прав. Так, монархисты приняли участие в выборах в II Думы и получили 24,6% голосов - больше, чем любая политическая партия. Несмотря на многочисленные перерывы в работе для принятия очередных поздравительных адресов на имя «его Императорского Величества» с выражением верноподданнических чувств, пение гимна, съезд в конце концов решил главную задачу - было провозглашено организационное объединение монархистов во главе с Всероссийским съездом «русских людей».

Была создана организационная структура черносотенных союзов: Главная управа объединенного русского народа, Совета уполномоченных всенародного российского союза, соединенные собрание членов-учредителей СРН. Низшую ступень составляли: Совет «Союза русских людей», «Русского собрания», Главный совет СРН, областные управы, отделы и подотделы в губерниях, уездах, селах. Однако из-за несогласия, главное, внутренние распри такое объединение в будущем не произошло. А «Союз русского народа» продолжал играть управляющую роль в монархическом движении.

4 февраля 1906 было создано одесский отдел СРН. Во главе организации стал граф А. И. Коновницын, боевую дружину «желторубашечников» возглавил присяжный поверенный, затем - городской голова Б. А. Пеликан. Непосредственно способствовали черносотенцам командующий войсками округа А. В. Каульбарс и градоначальник И. М. Толмачев. Одесские черносотенцы привлекали к своей организации реакционно настроенною мелкую буржуазию, торговцев, рабочих и особенно люмпенизированные элементы города. Благодаря финансовым поступлениям от Министерства внутренних дел и Общества пароходства и торговли одесские черносотенцы могли проводить массовые манифестации, создавать рабочие артели, даже издавать собственную газету «За царя и семью». Но самую широкую известность одесским монархистам принесли еврейские погромы. Кишиневскому (апрель 1903) и киевскому (октябрь 1905) погромам было далеко до погрома, который совершили черносотенцы в Одессе после издания манифеста 17 октября 1905 г. По самым скромным подсчетам, дружинниками были убиты около 1 тыс. жителей города еврейской национальности.

После принятия манифеста 17 октября 1905 волна еврейских погромов прокатилась в 100 городах империи. Применение реакцией именно таких средств борьбы с революционным движением, активное участие в котором принимали евреи-рабочие, ремесленники, еврейская молодежь, было свидетельством не силы, а скорее отчаяния, в котором находились монархисты. В черносотенной схеме идеального общественного устройства, основанного на единении царя с народом, не было места никаким общественным свободам, они вообще не были нужны. Свобода для черносотенца означала крамолу, разрушение самих основ самодержавия. Так, Дубровин доказывал, что «поскольку манифест вырванный у царя под угрозой гр. Витте, то он никакой силы и значения не имеет, поэтому «Союз русского народа» не может признавать такого манифеста и должен бороться всеми силами и средствами... чтобы власть царя была безгранична, чтобы царь был неограниченным монархом». А в уставе «Киевского русского братства» отмечалось что «возвращены манифестом 17 октября 1905 «свободы» не означают конституции и никак не уменьшают величия самодержавия».

Погромная деятельность черносотенцев в России распространялась. Их жертвами становились не только евреи, но и лидеры революционных, либеральных партий. Так, было убито социал-демократа Н. Баумана, членов ЦК партии кадетов М. Герценштейна и Г. Иоллоса, покушение готовилось даже на С. Ю. Витте.

Одесские черносотенцы поддерживали тесные связи с властями, полицией, от которой получали оружие. По указанию Каульбарса дружинникам оружие выдавалось даже со складов Одесского военного округа. По свидетельству градоначальника Одессы Григорьева вооруженные дружинники открыто появлялись на улицах города. Для организации еврейского погрома черносотенцы использовали любую возможность. Например, вот что писал один из одесских боевиков: «Со дня убийства Карангозова (пристав, убитый террористом-русским - Авт.) почти каждый день устраиваем избиения... 24-го всех избитых было человек 150... Но самое интересное было на Б. Арнаутской. Здесь, продвигаясь темной стороне улицы, мы без милосердия били жидов и жидовок...».

В период революционных событий 1905-1906 гг. власть охотно использовала и направляла погромную деятельность черносотенцев. Известными стали слова жандармского офицера Комиссарова: «Погром устроим какой угодно - на 10 человек, а угодно - на 10 000». А в выступлении в Думе 8 июня 1906 П. А. Столыпин, защищая свое ведомство говорил: «Мне кажется, что нельзя делать выводы, что большинство моих подчиненных совершают неправильные действия. Наоборот, я хорошо знаю, что в большинстве эти люди свято выполняют свой долг...». В это время отношения власти с черносотенцами, так сказать, достигли гармонии. В телеграмме от 4 октября 1906 П. А. Столыпину делегаты киевского съезда «русских людей» отмечали: «Введением военно-полевых судов и последним циркуляром Вашим о запрете государственным служащим участвовать в антиправительственных политических партиях, Вы даете Русским людям доказательство того, что решение Ваше бороться со смутой остается не только пожеланиям, но и энергично будет воплощаться в жизнь».

Однако, время шло, ситуация в стране менялась, и вооруженные погромщики становились едким препятствием власти. Беззакония черносотенцев в Одессе вызвали личное беспокойство самого П. Столыпина, который в письме от 21 апреля 1907 до одесского генерал-губернатора Глаголева писал: «Имею честь оповестить Ваше превосходительство, что по полученным данным неоднократные указания министра внутренних дел на необходимость разоружения дружины «Союза русского народа» в Одессе остаются до сих пор без результата... граф Коновницын, рассчитывая на снисхождение власти, систематически продолжает свою вредоносную деятельность». Признаки ухудшения отношений появились и в черносотенной прессе. Так, одесская газета «За царя и семью» обвинила П. А. Столыпина, в том, что он «собрал в Таврическом дворце шайку воров» (имеется в виду Государственная Дума - Авт.). Как видим, когда в политике правительства появились элементы более или менее умеренного направления, это вызвало острую критику со стороны черносотенцев. И «либералом» в их глазах становился уже не только «враг России» граф Витте, но даже П. Столыпин. При этом следует отметить, что на начальном этапе развития монархического движения по личному указанию. П. Столыпина черносотенцам предоставлялась большая финансовая помощь. В этом были и личные мотивы. Так, после покушения на П. Столыпина, когда террористами была взорвана в воздух его дача, доктор Дубровин был первым, кто оказал помощь его тяжело раненой дочери. А вообще как реакционная сила, которую можно использовать в удобный момент, черносотенцы были нужны правительству. В марте 1909 Столыпина в письме к градоначальнику Одессы И. М. Толмачеву отметил историческую роль СРН в деле подавления революционного движения в 1905-1906 гг. И просил его «сохранить доброжелательное отношение к этой организации, дальнейшее существование которой до никак нельзя считать лишним». В своей деятельности черносотенцы применяли не только вооруженные методы борьбы. В противоположность стачечному движению одесские союзники создали 6 рабочих артелей, которые выполняли преимущественно штрейкбрехерские функции. Так, в противовес профсоюзу моряков, одесский отдел в 1907 г. создал свой союз, и, выставив 1300 штрейкбрехеров, сорвал забастовку.

В октябре 1906 директором гимназии М. М. Родзевичем был основан «Одесский союз русских людей», в программе которого отмечалась главная цель - просвещение народа, воспитание молодежи в духе монархических идеалов. Эта организация имела студенческий отдел, а также отделы в Кривом Роге, Елизаветградском, Александрийском уездах, Подольской губернии.

Организацией, конкурирующей с отделом СРН, стала созданная в мае 1908 Б. А. Пеликаном одесская палата «Союза Михаила Архангела». При палате существовал студенческий отдел, выдавалась газета «Южный баян». Постепенно акции одесской палаты приобретали преимущественно криминального характера, что вызвало недовольство властей и самого лидера «Союза Михаила Архангела» В. Пуришкевича.

В Киеве отдел СРН начал деятельность еще в 1906 г. и объединял все монархические организации города. Координировали деятельность монархистов собрание «Советов русских патриотических организаций», в которые входили советы губернского отдела СРН, «Русской монархической партии», «Киевского русского братства». Все эти организации фактически подчинялись СРН, выполняли указания, которые поступали из дома № 63 на Алексеевской улице - главной палаты губернского отдела.

Пытаясь распространить влияние на различные социальные слои, отдел СРН образовывал филиала среди рабочих, студентов. Так, в октябре 1906 был основан «Союз русских рабочих». В уставе говорилось, что цель организации - социальная защита работников, противодействие забастовкам, «ведущих к разорению рабочего класса и промышленности...». В августе 1908 в Киеве образовалась студенческая монархическая организация «Двуглавый орел» во главе со студентом университета В. Голубевым и священником Ф. Сенкевичем. Организация имела свой орган - газету «Двуглавый орел», издание которой финансировалось министерством внутренних дел через Главный совет «Союза русского народа».

Именно эта газета 11 марта 1912 на первой странице поместила статью студента Голубева «Памяти Мученика А. Ющинского». Приведем несколько строк из этой статьи: «Без сомнения выясняется, что убийство (А. Ющинского - Авт.) ритуальное и совершенно жидами-хасидамы с целью добывания христианской крови для религиозных обрядов... один из бесспорных участников этого злодейства был Мендель Бейлис». Так начинались события, которые вошли в историю как «дело Бейлиса».

За год до этого на одном из пустырей, который граничил с кирпичным заводом еврея Зайцева, был найден труп 12-летнего мальчика Андрюши Ющинского с признаками пытки. В этом убийстве обвинили М. Бейлиса. На такое решение властей повлияли три обстоятельства: Бейлис служил приказчиком на заводе Зайцева, он отвечал за приготовление ритуальных хлебов к пасхе - мацы, его отец был хасидом - членом ортодоксальной секты в иудаизме.

В сентябре 1913 начался процесс над Бейлисом. Несмотря на давление прокурора Виппера, показания эксперта ксендза Пранайтис, который квалифицировал это убийство как ритуальное, Бейлис не признавал себя виновным. Несколько месяцев длился процесс, но более-менее приличных оснований для обвинения суд не находил. И тогда за дело взялись черносотенцы. В городе распространялись брошюры известного черносотенца члена Думы Г. Замысловского «Замученные жидами», на страницах «Двуглавому орла» лилась грубая брань на адвокатов Бейлиса А. Грузенберга и А. Зарудного, появлялись статьи с ужасными подробностями будто бы уже совершенных в прошлом евреями ритуальных убийств. Даже монархист Шульгин, который на страницах «Киевлянина» выступил в защиту Бейлиса, был обвинен в продажности «всемирном еврейству».

Самостоятельное следствие начал студент Голубев, который и выступил на суде в качестве свидетеля. Приведем отрывок из достаточно характерного диалога между В. Голубевым и адвокатом Бейлиса А. Зарудным во время процесса.

«Зарудный: Вы сказали, что Ваша уверенность основывается на книге Лютостранского?

Свидетель: Да.

Зарудный: Как она называлась?

Свидетель: Это была первая книга, которую я читал. Она называлась об употреблении евреями христианской крови.

Зарудный: А не известно ли Вам, что Лютостранский написал еще одну книгу, в которой он отрекался от своих взглядов.

Свидетель: Я слышал, что было такое сообщение, такое письмо.

Зарудный: Вы сказали, что знаете по географии о хасидах.

Свидетель: Да, по географии.

Зарудный: Вас учили, что хасиды - это такая секта.

Свидетель: Да.».

Абсурдность свидетельств Голубева, а в конце концов и самого процесса были очевидны. И присяжные вынуждены были оправдать Бейлиса. Однако, они не могли избавиться антисемитских настроений, царивших в определенных кругах общества. Для этого на вопрос: «доказано, что это ритуальное убийство?», ответили: «Да». А киевские черносотенцы, которых во время процесса поддерживали их единомышленники во всей империи, фактически достигли своей цели.

Заметной политической силой в монархическом движении, действовавшей на Украине, стала «Партия националистов» (с января 1910 - «Всероссийский национальный союз»), которая возникла в Киеве в 1908 г. во главе с помещиком П. Н. Балашовым, журналистом В. В. Шульгиным, сахарозаводчиком графом А. Бобринским. «Националисты» выдвинули лозунг: «Россия для русских». Понимая, что организация не в состоянии получить поддержки демократических слоев, лидеры этой партии делали ставку на помещиков, духовенство, реакционные круги буржуазии, пытались достичь цели за счет влияния в высших политических сферах, прежде всего в Думе. Активную деятельность «националисты» развернули осенью 1912 во время выборов до IV Думы, куда они провели 33 депутата. Органом «Партии националистов» стала газета «Киевлянин» (1908-1917 гг.).

Одним из «болезненных» вопросов для монархистов было бурное развитие украинского национального движения. И если появление первых украинских политических партий в Российской империи сначала не вызывала у черносотенцев особого беспокойства, и они вообще не отделяли их из общего антиправительственного движения, то постепенно они осознавали, что украинское национально-освободительное движение является одной из опасных для монархии сил. В развитии украинского национального движения, а ведущую роль в нем играли именно леворадикальные партии, монархисты видели угрозу как существованию единого государства, так и общественному строю. По мнению «Киевлянина», одна из опасностей Российскому государству, кроме «инородческо-еврейской революции», грозит со стороны «нелепых маньяков «самостоятельного» украинства». «Националисты» считали, что существует только единый русский народ, никакого украинского народа нет, а есть только ветвь русского народа. Поэтому и украинское движение - «явление в такой же степени вредное, как и безосновательное».

«Нелюбовь» к украинскому национальному движению черносотенцы пронесли через годы. А тем временем Российская империя продвигалась к своему логическому концу. Вековые устои прежней великой державы разрушались на удивление легко. Война, национальные движения довершали это дело. Не могло спасти монархию и убийство Распутина, смертельную пулю у которого выпустил тот же монархист Пуришкевич. Черносотенцы пятились в прежнюю историю великой империи и поэтому не видели перспектив, не могли понять жесткой (для них - Авт.) логики общественного развития. Они все еще пытались быть «святее папы римского», то есть быть большими монархистами, чем правительственные и близкие ко двору круги. В том они оказались обреченными. После февральско-мартовской 1917 революции деятельность черносотенных организаций запретили.

В марте 1917 г. созданная Временным правительством Чрезвычайная комиссия расследовала деятельность черносотенцев, но судебный процесс так и не состоялся. Однако, как известно, право на высший суд в конце концов принадлежит только истории.

 И. Г. Самарцев (Киев)

Информация об оригинале